Johnny2k12


Поведение этих людей полно сюрпризов. Такая непредсказуемость дополнительно усиливает их обаяние, влекущее других людей к ним, словно огонь мотыльков. И в то же время для тех, кто понимает, как функционирует человеческая личность, очень важные аспекты поведения этих людей оказываются в значительной степени прогнозируемыми.
Судя по всему, канадец Рэймонд Кейси – один из таких людей. 21 июля 1991 года он отправился в музей, расположенный неподалёку от границы США. Однако его «культурная программа» была весьма специфической. Он напал на молодую сотрудницу музея, угрожая ей ножом, затащил в одно из помещений, где никого не было, и изнасиловал. После чего сообразил, что может найти женщине и другое применение: после снятия максимального количества денег с её банковской карты, он принудил жертву отвезти его к границе США на её автомобиле. Там Кейси заставил её пролезть под ограждением на территорию другого государства. Затем он изнасиловал женщину ещё раз на лесной просеке, после чего оставил умирать привязанной к дереву с кляпом во рту. К счастью, она была спасена молодыми людьми с ближайшей фермы, которые случайно услышали её крики. Благодаря её показаниям Кейси, к тому времени успевший ещё и ограбить женщину, гулявшую с 2-летним ребёнком в коляске, получил длительный срок.
Мы не знаем, что переживала жертва насилия все эти годы, вспоминая, как после оглашения приговора Кейси сказал: встретимся через 22 года. Но когда его выпустили в 2013 году, он не проявил к ней внимания. Видимо, его по-прежнему интересовали молодые девушки. И сколько бы ни говорили, что психопаты не способны учиться на своём опыте, Рэймонд сделал для себя выводы в своём бесчеловечном стиле: теперь он решил не оставлять свидетелей. А потому 16 сентября 2014 года 17 – летняя Серена Вермиш была найдена мёртвой у железнодорожных путей неподалёку от автобусной остановки, откуда она возвращалась пешком домой. Трагическая гибель девушки, которая, по словам одноклассницы, была «не такой, как все – очень тихой, держалась отдельно от других, сочиняла трогательные истории о любви и рисовала красивые картинки»,- глубоко потрясла её соседей.
Но было ли совершение Рэймондом Кейси нового чудовищного злодеяния совершенно неожиданным? Серьёзно задуматься над этим вопросом заставляет его «славная» биография. В возрасте 5 лет он был исключён из детского сада за систематическое избиение других детей. К 7 годам у него на счету уже было 20 принудительных встреч с психиатром. В 5 классе его отчислили из школы за нападение на учителя. С пятнадцатилетнего возраста, когда он получил свой первый срок, Кейси, которому на момент ареста по обвинению в убийстве Серены исполнилось 43, провёл на свободе лишь около двух лет. Ещё в юношестве ему был поставлен диагноз антисоциального расстройства личности.
На протяжении тюремного заключения ему 7 раз было отказано в условно – досрочном освобождении. Наблюдавшие его психиатры и клинические психологи выносили заключения наподобие следующего: «В случае выхода осуждённого на свободу высока вероятность совершения правонарушения, вызывающего смерть или тяжкие телесные повреждения». Они характеризовали его как лживого индивида с гипертрофированным чувством собственной значимости, реагирующего на стрессовые ситуации быстро нарастающей агрессией.
На фоне этой истории неуместной иронией может показаться происходящее на территории бывшего СССР. Каждый раз, когда где-нибудь в глубинке очередной маньяк начинает выкапывать тела на кладбище, журналисты поднимают шум. Эксплуатируя эвристику доступности («раз об этом столько говорят, значит, такое случается часто и повсеместно»), они внедряют в массовое сознание идею о необходимости принудительно изолировать душевнобольных от «нормальных» людей. Под статьями такого рода в социальных сетях устраивают голосования на тему «закрыть всех неадекватов». Некоторые особо рьяные онлайн – комментаторы вносят при этом радикальные предложения типа «сразу всех в расход, дабы сэкономить казённые средства» или «для начала на опыты».
Но могут ли такого рода драконовские меры защитить простых граждан от людей, подобных Рэймонду Кейси? Увы! Даже самые опасные психопаты способны длительное время носить «маску вменяемости», позволяющую им выглядеть не просто нормальными, но очень даже интересными и привлекательными в глазах тех, с кем они общаются. О Рэймонде Кейси его соседи отзывались так: «Говорят, он хороший парень. Я видел его всего несколько раз, и он произвёл на меня благоприятное впечатление»; «Он хороший сосед. Никогда не было с ним никаких неприятностей, пока он был здесь».
Кроме того, психопатов (или, как их принято обозначать в русскоязычной литературе, антисоциальных психопатов) на территории бывшего СССР не принято считать людьми с патологией личности, т.е. «больными», а скорее «плохими». Плохим же парнем нынче быть не только не позорно, но даже, напротив, модно в определённых кругах. Соответственно, какие бы жёсткие меры ни применяли к «психам» в традиционном понимании этого слова, психопатический субъект может быть изолирован от общества лишь после совершения преступления. А коль скоро он полностью отбыл свой срок, согласно законам демократического государства, его остаётся только отпустить беспрепятственно на волю.
Быть может, Кейси просто был особо жестоким монстром, совершавшим поступки, на которые не способны другие? Нет. Для патологической динамики психопатической личности характерна тяга не только к обладанию материальными ценностями и плотским удовольствиям, но также к власти, доминированию над другими людьми. Самое сильное проявление такого стремления – это, цитируя Теда Банди, желание «покорить жизнь и смерть». В таком распоряжении человеческой судьбой сытый двуногий хищник удовлетворяет постоянно присутствующую у него потребность в стимуляции, новых острых ощущениях. Вероятно, по этой причине, когда, как рассказывается в последней главе «Глаза Гэри Гилмора» книги «Обаяние Зла» psychopaths.ru/evilcharm.pdf , сотрудник заправочной станции отдал Гэри Гилмору всю выручку, тот поставил его на колени и выстрелил ему в голову.
Разумеется, несмотря на всю свою бессердечность, подавляющее большинство психопатов не убивают людей, подобно Р. Кейси, Т. Банди или Г. Гилмору. Например, «Красавица Леночка» – главная героиня серии, в которую входит упомянутая работа «Обаяние Зла» – слабая женщина, которая не лишает человека жизни, а паразитирует на нём. Разумеется, жизнь того, кого она таким образом эксплуатирует, ничего для неё не значит – просто ей удобнее использовать свою добычу в живом виде, нежели мёртвом. С этой целью она применяет изощрённую ложь и разнообразные приёмы манипуляции человеческой психикой, детально описанные в различных выпусках серии, а также свои фирменные чисто «женские» штучки.
Впрочем, такой эксплуататорский и паразитический образ жизни свойствен не только женщинам с психопатическими чертами, но и мужчинам. При этом далеко не всем, кому с ними приходится сталкиваться, удаётся в итоге раскусить, с кем им «повезло» иметь дело. В этом отношении показателен другой герой серии по имени Андрей Валенков. Одно время он был барабанщиком очень известной рок – группы. Затем, не сумев реализовать в ней свои неуёмные амбиции, пытался сделать сольную карьеру, в основном, естественно, чужими руками и талантами. Параллельно получал дополнительный доход крысятничеством (т.е. кражами у людей, с которыми был знаком) по квартирам старых знакомых. А затем и вовсе оставил музыку, занявшись бизнесом в сфере высоких технологий, умудряясь компенсировать недостаток фактических знаний и навыков блестящим умением ездить по ушам клиентов, доверяющих ему под влиянием его складных речей, а также коллег, берущих на себя самую сложную часть его работы.
Паноптикум таких персонажей и их деяний можно было бы описывать достаточно долго. Однако общая картина и без того уже достаточно ясна: обыватели, которые любят запугивать друг друга шокирующими выходками «психов», боятся вовсе не тех людей, кого следовало бы остерегаться в первую очередь.
Согласно поверьям, бытующим в массовом сознании, самую большую угрозу среди всех душевнобольных представляют шизофреники. Однако даже в этом случае опасность совершения таким индивидом серьёзного преступления оценивается как один к нескольким тысячам случаям в год. Эта вероятность дополнительно сильно снижается, почти сравниваясь со средним для здоровых людей, если больной получает адекватное лечение и реабилитационные мероприятия – меры, приносящие значительно больше пользы всем заинтересованным сторонам, нежели простая изоляция пациента от общества.
И если уж психотики в подавляющем большинстве своём не представляют серьёзной опасности для окружающих, то бедные, вечно напуганные невротики и подавно не угрожают особо никому и ничему, кроме, разве что, собственного благополучия.
Зато психопаты, которых очень многие, и особенно их будущие жертвы, считают милейшими людьми, вредят практически 100% тех людей, кому «посчастливилось» с ними столкнуться.
Здесь, впрочем, стоит пояснить некоторые важные моменты.
Агрессия психопата при всей её бессердечности является более прогнозируемой, нежели агрессия шизофреника. Во – первых, по характеру агрессии в случае психопатов в ней значительно больше представлена инструментальная составляющая, когда конфронтационное поведение является не реакцией на реальную или мнимую угрозу, а способом решения тех или иных задач, стоящих перед субъектом («ты виноват, что хочется мне кушать»; об инструментальной и реактивной/аффективной агрессии см. статью «Хищники среди людей» psychopaths.ru/predators.html ).
Во-вторых, несмотря на свою импульсивность, психопат обычно очень грамотно выбирает свою жертву. Чем же он(а) при этом руководствуется? Человеческим, и в первую очередь мужским, коллективам присуща иерархичность. Особенно ярко она проявляется в замкнутых сообществах, таких, как тюрьма/колония, армия или даже школа. Положение индивида в иерархии определяется разными факторами – как животными/биологическими, такими как грубая физическая сила и состояние здоровья, так и социально – экономическими, такими как материальные ресурсы и «связи». Психопат проявляет инструментальную агрессию, как правило, лишь по отношению к тем, кто находится заведомо ниже его в этой иерархии, тем, кто слабее и не может дать эффективный отпор. Сюда примыкают также те люди, чья повышенная уязвимость носит временный характер, будучи связанной с серьёзными неприятностями, такими как потеря близких, разрыв очень важных отношений и т.д. У них когнитивные и эмоциональные ресурсы в значительной мере заняты другими проблемами в их жизни, что мешает им реалистично критически оценить ситуацию, связанную с психопатом. Такие люди представляют дополнительный интерес для социальных хищников, так как по сравнению с хроническими жертвами обычно располагают большими ресурсами, которыми и жаждет поживиться психопат.
Здесь важно отметить, что для того, чтобы увидеть, из кого получится подходящая жертва, хищнику нет необходимости подолгу наблюдать упомянутую выше естественную стратификацию коллектива, к которому принадлежит этот человек, как это происходит в тюрьме или армии. Как подробно объяснялось в статье «Пни меня! Я жертва по жизни» psychopaths.ru/ya_zhertva.html , характерные жертвы выдают себя рядом невербальных сигналов и даже своей походкой. Выбранные таким образом пострадавшие, как правило, оказываются неспособными оказать сколько-нибудь успешное сопротивление. Это видно хотя бы на примере преступлений Рэймонда Кейси, обсуждаемых в настоящей статье. Так, первая женщина, ставшая жертвой изнасилования, была настолько парализована страхом, что даже не попыталась позвать никого на помощь, хотя у неё неоднократно была такая возможность. Юная же Серена, убитая в 2013 году, по воспоминаниям знавших её, была скромной девушкой, немного «не от мира сего», которая, вероятно, была слишком увлечена телефонным разговором или своими мыслями/фантазиями, чтобы своевременно отвести от себя смертельную угрозу. (Последние два предложения, впрочем, никоим образом не стоит интерпретировать так, что часть ответственности лежит на самих жертвах!)
В то же время, сами психопаты избегают прямого противостояния с теми, кто сильнее их физически, наделён большей властью и т.д. И лишь тогда, когда двуногий зверь оказывается загнанным в угол другими людьми или жизненными обстоятельствами, пусть столь, казалось бы, несущественными, как отказ окружающих удовлетворять его необоснованные притязания, могут разыгрываться настоящие трагедии.
Например, в своё время Теда Банди отвергла его однокурсница, фигурирующая в биографических материалах о нём (например, в книге Энн Рул «Незнакомец рядом со мной») как Стефани Брукс, по причине его бесперспективности в социально – экономическом, т.е. статусном, смысле. Спустя несколько лет, когда его материальное и общественное положение значительно улучшилось, он смог снова завоевать её. А когда она приняла его предложение, Тед Банди неожиданно резко прекратил с ней все контакты и в последующие несколько лет проломил головы более чем двум десяткам женщин, похожих на неё, чтобы во многих из этих случаев совершить развратные действия с их трупами.
Отец Джона Уэйна Гейси называл его маменькиным сынком и пророчил, что он вырастет «педиком». Отпрыск сумел превзойти самые смелые пророчества своего отца, когда растлил и убил более 30 юношей, причём 26 из них он закопал в непосредственной близости от своего дома.
Ещё более показательна история Эрика Харриса. В школе, где он учился, были очень славные спортивные традиции. Администрация и учителя с большим почтением относились к юным атлетам и многое им прощали, в том числе жестокое обращение с другими учениками, включая откровенные издевательства. В результате там особенно выраженной была характерная для старших классов американских школ стратификация сообщества учеников на различные «клики» (см. также статью «Школьные стрелки» psychopaths.ru/school.html ). Высшая каста этой негласной иерархии – «качки». Как объясняет школьный товарищ Эрика, Брукс Браун, «Качки – это не обязательно спортсмены. Качки – <это также> все, кто верит, что поскольку они носят хорошую одежду и трахают самых привлекательных девушек, поскольку учителя относятся к ним иначе, то они заслуживают лучшего и сами по себе лучше других».
В школе «Колумбайн» в штате Колорадо, где учился Эрик, как, впрочем, и во многих других подобных учебных заведениях, многие изгои переносили свои страдания молча, всё больше замыкаясь в себе и погружаясь в депрессию, считая себя никчёмными ничтожествами. Эти ребята смирились со своим унизительным положением. Но не Эрик, исповедовавший характерные для многих психопатов мегаломаниакальные идеи. Напротив, он считал себя неизмеримо выше других, чуть ли не богом: «Я чувствую себя как Бог, и я хотел бы им быть, чтобы другие были *официально* ниже меня». Я уже знаю, что я выше, чем практически кто бы то ни было в этом грёбаном мире (в этом месте показательно, в подражание Гитлеру и идеологам Третьего рейха, использование Эриком немецкого слова welt вместо английского world) в смысле универсального интеллекта.
Однако люди почему-то не хотели признавать его величие. И за это Эрик их ненавидел: «Я ненавижу вас, люди, за то, что вы обделили меня столькими приятными вещами. И нет, не говорите «так ты сам виноват», потому что это не так. У вас был мой номер телефона, и я просил вас и всё такое, но нет, вы не позволите этому странному парню Эрику прийти». За такое «преступление» Эрик приговорил, если не всех людей, живущих в мире, то, по крайней мере, большинство тех, кто учился с ним в одной школе, и в первую очередь спортсменов, к смертной казни, и принялся строить конкретные планы приведения наказания в исполнение:
«Как-нибудь в апреле следующего года мы осуществим возмездие и поднимем естественный отбор на несколько делений вверх. Если удастся освоить создание мин с часовым механизмом, мы заложим их сотнями вокруг дорог, зданий, мостов и автозаправочных станций. Сделаем всё, чтобы причинить ущерб и вызвать хаос. Это будет наподобие беспорядков в Лос-Анжелесе, подрыва здания ФБР в Оклахоме, Второй Мировой войны, Вьетнама, Duke и Doom (названия компьютерных игр) вместе взятых. Я хочу оставить о себе память надолго».
Своим помощником в реализации своих грандиозных разрушительных планов Эрик выбрал Дилана Клиболда. Подобно многим другим изгоям школы, Дилан постоянно страдал от тяжёлой депрессии, и его не покидали мысли о суициде. Эрик же помог ему развернуть вовне агрессию, до того по большей части обращённую вовнутрь, направив её против тех, кто виновен в его страданиях. Таким образом, Дилан не хотел покорить Вселенную – только свести счёты с миром людей, которые его унижали и довели до жизни такой.
Днём Х друзья выбрали символическую дату – 20 апреля 1999 года, когда исполнилось 110 лет со дня рождения Адольфа Гитлера. К счастью, заряженные ими пропановые бомбы не взорвались (в случае детонации они, вероятно, унесли бы жизни как минимум шестисот человек). Но Эрик и Дилан, прежде чем покончить с собой, убили 12 школьников и одного учителя, а также ранили 24 человек, некоторые из которых остались инвалидами на всю жизнь.
Конечно, реализация подобных эго-маниакальных замыслов практически неизбежно ведёт психопатов к трагическому исходу для них самих (а также для множества других людей, до чьих судеб, естественно, психопатам нет никакого дела). Кроме того, они совершают при этом множество ошибок, обусловленных их импульсивным поведением. Тем не менее, психопаты смотрят на подобные свои проекты значительно реалистичнее, нежели шизофреники.
Так, Эрик Харрис очень стремился попасть в историю, и в известном смысле это ему удалось. Даже некоторые последующие «школьные стрелки» говорили о своём стремлении повторить и превзойти его подвиг. Иначе обстояло дело в случае шизофреника Джона Хинкли младшего, стрелявшего в Президента США, чтобы покорить кинозвезду Джоди Фостер. Фактически, единственными возможными исходами для него могли быть лишь либо смертная казнь или пожизненное заключение, либо содержание до конца дней в закрытом психиатрическом учреждении (последний вариант и реализовался в итоге). И даже если бы ему действительно удалось убить Рейгана, это никоим образом не привело бы его к романтической идиллии с актрисой, совершенно не выражавшей желания связать с ним свою судьбу.
Описанная предсказуемость в поведении психопатов, связанная с выбором уязвимых жертв, приводит к стереотипу общественного сознания, согласно которому социальные хищники угрожают лишь физически слабым или исключительно наивным людям («лохам»). Это, однако, очень опасное заблуждение.
Даже если взять достаточно успешного в традиционном социально – экономическом смысле человека, скажем, главу корпорации, патологические типы с психопатическими чертами личности могут нанести ему значительный ущерб. Например, такой сотрудник, которому благодаря обаянию и складным речам удалось занять важную позицию в организации, может посредством обмана и подлога увести значительные средства, а любовница делового партнёра – нанести значительный вред своими интригами.
Подводя итог обсуждению в данной статье, важно отметить следующее. Действительно, в среднем имеет место положительная корреляция между наличием у индивида психопатологии и его агрессивными проявлениями. Однако даже люди, выглядящие самыми «неадекватными», такие, как шизофреники, оказываются отнюдь не столь опасными, как это описывают стереотипы, бытующие в массовом сознании. Подобные предрассудки ведут к неоправданной патологизации и стигматизации тех, кто так или иначе не вписывается в рамки «нормальности». Вытекающий отсюда остракизм усугубляет социальную изоляцию этих людей, которая является сильным стрессором даже для физически и душевно здорового человека как общественного по своей природе существа. В результате, снижается их уровень функционирования, и, как отчаянная реакция на ситуацию, с которой они не могут совладать, повышается частота негативных проявлений, в том числе агрессивных. Как говорится, за что боролись...
В то же время, люди, представляющие для других самую серьёзную опасность и практически неизменно наносящие вред тем, кому с ними приходится контактировать, не только кажутся при знакомстве совершенно нормальными, но и очень хорошо умеют располагать к себе. Распознать их сущность, не обладая информацией из независимых источников, оказывается трудной задачей даже для специалистов. А потому, есть значительная доля правды в словах женщины, которая характеризовала гибель Серены Вермиш как несостоятельность их территориальной общины, где каждый сам за себя и людям нет дела до других. Ведь именно бдительность соседей и обмен информацией о людях, представляющих реальную опасность, могли бы спасти девушку.
Подобные меры становятся особенно актуальными, когда государство не проявляет особого рвения защитить своих граждан от тех, кто может представлять для них серьёзную опасность. Так, в рассматриваемом случае Рэймонда Кейси, власти провинции Британская Колумбия почему-то «забыли» принудительно «окольцевать» его, как особо опасного рецидивиста, специальным GPS браслетом, позволяющим компетентным органам постоянно находиться в курсе его местонахождения.
Ситуация усугубляется негативным влиянием тех, кто в угоду своим корыстным интересам сеет в сознании широкого круга людей, и в первую очередь молодёжи, вредоносные идеологические установки. В своих проповедях они рассматривают чуть ли не как разумную природную целесообразность деструктивную активность социальных хищников, представляя их этакими «санитарами леса», своевременно избавляющими популяцию от слабых, неприспособленных к жизни особей. Как следствие, их адепты проникаются фашистскими взглядами наподобие следующих записей из дневника Эрика Харриса:
«Следующий раз, когда человек рассказывает тебе что-нибудь, попробуй спросить у него: «почему?». Рано или поздно он зайдёт в тупик и не сможет больше ничего ответить. Это потому, что они знают только то, что нужно в обществе и в школе, а не реальную науку жизни... Люди, которые знают только тупые факты, не имеющие реального значения, должны быть застрелены! Какая от них польза, на хрен? ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР! Убить всех умственно отсталых, людей с дефектами мозга, наркоманов, а также людей, которые не могут сообразить, как пользоваться грёбаной зажигалкой! О боже! Люди тратят миллионы долларов, спасая жизни умственно отсталых, а зачем? Я не ведусь на это дерьмо типа «он мой сын»! И что с того, мать твою, он ненормален, убей его, избавь от страданий! Он только трата времени и денег. Тогда люди говорят: «Но он стоит времени, потраченного на него. Он тоже человек». Нет, он не человек! Если бы он был таковым, то пустил бы пулю себе в лоб, осознав, какая он трата времени и обуза».
Или: «Разве Америка не страна свободных людей? Так почему же, если я свободен, я не могу избавить долбаного тупого придурка от его принадлежностей, если он оставляет их на виду на переднем сиденье своего автомобиля, стоящего на открытой местности в ночь с пятницы на субботу? Естественный отбор!»
Наверное, бессмысленно пытаться что-то доказывать инженерам человеческих душ, для которых жажда наживы застит перспективы мирного сосуществования людей. Однако их ученикам, жаждущим почувствовать себя крутыми альфа – самцами (см. также статью psychopaths.ru/alphamales.html ), самоутверждаясь за счёт унижения и эксплуатации других, имеет смысл извлечь для себя серьёзный урок из одной из ключевых сцен трагедии, разыгравшейся в школе Колумбайн. Придя в столовую, стрелки заявили: «всем качкам встать! Каждый, у кого на голове белая бейсболка и на рубашке спортивная эмблема, тот труп». А когда этого никто так и не поднялся с мест, Эрик Харрис продолжил: «Не проблема. Буду вас так расстреливать».
И урок этот важно извлечь прежде, чем жертва, казавшаяся такой слабой и беззащитной, дойдёт до последней черты, за которой у её обидчика может остаться выбор только, в какой позе умереть. Это же касается и «бета», «гамма» и т.д. самцов, которые вместо того, чтобы открыто заявить о недопустимости унижения чьего-либо достоинства ради своего самолюбия, или хотя бы сообщить о происходящем тем, от кого зависит реально изменить ситуацию, принимаются снимать «шоу» на телефон, чтобы первыми выложить ролик на видео-сервисе типа youtube. Ведь когда дело дойдёт до мщения, достанется и им за их равнодушие к судьбам жертв и за фактическое поощрение обидчиков своим интересом к происходящему.
А потому каждый раз, когда мы видим, как совершается деструктивное поведение по отношению к ни в чём не повинному человеку, будь то даже не убийство или изнасилование, а всего лишь «простой» обман или унижение достоинства, важно понять: это касается всех нас. И если мы хотим, чтобы в нашей жизни было меньше зла, имеет смысл делать то, что в наших силах, чтобы пресекать его проявления, даже если они нам кажутся не затрагивающими наши непосредственные интересы. Берегите себя.