01:20 

Красавица Леночка: Психосекты. Ловцы раненых душ (приложение)

Johnny2k12


Глава 1. Культ личности торговца автомобилями с пробегом

Дорогой читатель! Данная работа стоит особняком в серии моих публикаций про «Красавицу Леночку». Здесь не описываются события, происходящие с главными действующими лицами. Мало упоминается Леночка, да и другой главный герой, Джонни, фигурирует в основном лишь на уровне фрагментарных интроспекций. Данная часть фактически развилась из единственного эпизода произведения «Красавица Леночка: Психические игры психопатов и нарциссов», в котором Леночка рассказывает Джонни о том, как её пытались втянуть в психосекту. Настоящее иллюстративное приложение, которое ввиду важности содержащегося в нём материала было решено выделить в отдельную публикацию, призвано раскрыть перед читателем динамику функционирования таких структур посредством детального анализа пары наиболее ярких примеров.
Несмотря на обособленное положение данного выпуска, он органически связан с другими частями. Ведь главная задача всей серии «Красавица Леночка» заключается в том, чтобы рассказать читателю в максимально реалистичной форме о том, каковы в жизни двуногие хищники – психопаты и другие представители так называемой тёмной триады. А среди лидеров различных психокультов, как и вообще тоталитарных квазирелигиозных организаций, хватает нарциссов и прочих «колоритных» личностей. И они используют для достижения своих эго-маниакальных целей сходные деструктивные методы.
Подобно предшествовавшей данному сочинению интерлюдии «Психолухи. Индустрия обмана», в «Психосектах» центральной темой является охота социальных стервятников на наиболее уязвимых среди нас – на людей с психологическими проблемами. Однако здесь она носит значительно более драматический характер. Ведь практически любой профессиональный (что подразумевает наличие квалификации и следование этическим канонам ремесла) психолог, сколь утилитарной бы ни была его мотивация в выборе и осуществлении своей деятельности – просто добрый ангел на фоне персонажей, о которых пойдёт речь в настоящей работе.
Что же такое психокульты? Термины «культ» и «секта» могут вызывать в сознании людей разные ассоциации. Кто-то представляет себе кошмары Джонстауна, где уверовавшие в проповеди психопата Джима Джонса родители поили своих детей прохладительным напитком с растворённым в нём цианистым калием. Кому-то вспоминаются пассажиры токийской подземки, вдохнувшие нервнопаралитического газа и корчащиеся в муках, чтобы попасть в рай, уготованный им слепым пророком по имени Сёко Асахара. Или Свидетели Иеговы, дрожащей рукой кладущие последнюю копеечку в ящик сбора пожертвований, дабы получить иллюзорную надежду на вечную жизнь на Новой Земле. И одновременно дать возможность более чем комфортно пожить «по эту сторону» главарям, наблюдающим за вознёй жалких, презренных лохов со своей «Сторожевой башни» (ТМ).
Однако, учитывая реалии современного мира, было бы неправильным ограничивать значение термина «секты» исключительно малыми церквями, т.е. организациями собственно религиозного характера. Полтора столетия спустя после публикации работ Чарльза Дарвина, в мире, помешанном на эволюционной психологии и стволовых клетках, становится всё труднее находить желающих инвестировать в мифическое загробное блаженство. Поэтому в наше время большей популярностью пользуются гуру, сулящие поделиться со своими адептами сокровенным знанием о том, как сделать своё бренное тело счастливым здесь и сейчас, на грешной земле. Они становятся основателями психосект.
Среди многообразия подобных организаций для детального анализа были выбраны две: одна заморская, а другая отечественная, которым удалось достичь значительной численности и известности. Та и другая возглавлялись или возглавляются весьма «яркими» специфическими личностями и смогли купить в своё услужение многих представителей самых разных профессий. Автор знакомит читателя с используемыми этими культами психотехнологиями, дабы вооружить людей доброй воли знаниями, которые позволят противостоять экспансии этого зла, обволакивающего, словно спрут, наше многострадальное общество и поражающего наиболее уязвимых – людей с душевными проблемами и молодёжь.
Поскольку задача исследователя состоит в том, чтобы просвещать людей, а не дразнить гусей, то, как и в предыдущих частях, некоторые имена персонажей, списанных с реальных лиц, изменены. Впрочем, автор не всегда последователен в этом. Так как, по его глубокому убеждению, страна должна знать своих (а также «заморских», подающих пример «своим») героев. А также психопатов и просто мразей. Так будет лучше для большинства, не правда ли?




Популярность негодяев (пролог)

Тщетно пытаясь расширить свою читательскую аудиторию, Джонни снова и снова мучительно задавался вопросом: Почему люди, которые искренне и бескорыстно стараются просвещать других, практически никому не известны? Он вспоминал, каких усилий стоило ему найти в интернете видеоматериалы Эдуарда Шарикова, деда с женским именем, а также Анны Крынки, благодаря которым он приобретал новые, столь важные и ценные для него знания. Да и у него самого на ниве просветительства дела шли совсем неважно. В то же время многие из тех, кто несёт людям зло, не только пользовались огромной популярностью, но ещё и умудрялись хорошо жить на средства своих почитателей.
Чтобы разобраться в этом неприятном парадоксе, Джонни решил основательно проанализировать деятельность наиболее успешных проповедников зла. Яркими примерами такого рода представлялись ему психосекты, возглавляемые харизматическими лидерами, демонстрирующими черты деструктивных типов.

Культ личности торговца автомобилями с пробегом

Жил-был пиндос. Точнее, он и сейчас (на момент написания этих строк, май 2014) есть, ибо это хорошие люди обычно долго не живут, а так как продолжительность жизни в США довольно высокая... В общем, звали его Вернер Эрхард. Строго говоря, мы не имеем права называть его психопатом, так как формально этого «высокоактивного социопата», который судился, но не садился, никто не освидетельствовал. Тем не менее, если судить по его поведению, всё было очень на то похоже.
Предыдущая работа Вернера Эрхарда была очень подходящей для психопата. Он какое-то время вполне успешно торговал автомобилями с пробегом. Однако со временем понял, что это не идеальный товар. Лучше продавать слова, которые у психопата всегда найдутся. Но зачем же люди будут их покупать? Вроде как у каждого они свои имеются... Тем не менее, вон, психолухи, психоаналитики уже давно этим делом торгуют. А до этого на протяжении многих веков так поступали попы, чьи мифы, правда, в процессе развития объективного эмпирического знания оказались несколько дискредитированными. Эти деятели втирают обывателям про особый характер своих слов, которые якобы исцеляют душу. Вот и Вернер Эрхард решил взять с них пример. Однако индивидуальная психотерапия даже с элитным клиентом – это слишком мелко с точки зрения масштабных амбиций психопата. А потому он решил поставить дело на поток посредством организации тренинга, сулящего участникам позитивную трансформацию их жизни.
Как это работало? В начале тренинга ассистент главного инструктора долго формулирует нудный свод «анальных» правил примерно такого плана:
«Вы будете оставаться на своих местах всё время, за исключением случаев, когда я или тренер скажут вам встать или когда вам предоставят слово, чтобы высказаться. После каждого перерыва вас будут сажать на новое место. Если вы чувствуете, что вас сейчас вырвет, поднимите руку, и ассистент принесёт вам пакет. Если вам нужны салфетки, поднимите руку, и ассистент принесёт вам салфетки. Если вам приспичит блевать – поднесите пакет к лицу и вперёд. Когда закончите блевать, ассистент заберёт ваш пакет и выдаст новый. Вас не отпустят в туалет за исключением специальных перерывов, объявленных тренером... На протяжении этого тренинга, в ближайшие десять дней, вы не будете употреблять алкоголь, любой наркотик, галлюциноген, или любой другой искусственный стимулянт или депрессант, кроме как по медицинскому предписанию, если этот препарат абсолютно необходим для вашего здоровья». И т.д. и т.п.
Безусловно, если бы тренинг действительно преследовал исключительно задачу духовного развития личности и самосовершенствования, наложение таких ограничений на присутствующих было бы абсурдным. Однако в данной ситуации под вполне благовидным предлогом сформулированный описанным образом свод правил помогает, как станет видно из дальнейшего изложения, более эффективно промывать (или скорее засирать) мозги участникам, манипулировать их сознанием.
После нудной речи своего помощника тренер начинает собственно мероприятие ни много ни мало прямым оскорблением участников, и заявляет о своём якобы превосходстве перед ними:
«Меня зовут Дон Мэллори. Я ваш тренер. А вы участники тренинга. Я здесь потому, что моя жизнь работает, а вы здесь потому, что ваши жизни не работают... У вас великие теории о жизни, впечатляющие идеи, умные системы верований. Вы все, каждый из вас, очень разумны в том, как вы распоряжаетесь своими жизнями, и ваши жизни не работают. Вы придурки, ни больше, ни меньше. И мир придурков не работает... Оглянитесь на свои грёбаные жизни, и вы увидите, что они не работают».
Здесь уже хорошо видна манипуляция при помощи подмены понятий. Безусловно, многие участники рассматривали тренинг как в некотором роде психотерапевтическое мероприятие для себя. Тем не менее, в действительности сам факт его посещения человеком ещё никоим образом не свидетельствует о «неработоспособности» его жизни. Безусловно, практически каждый участник тренинга стремился к самосовершенствованию. Но почему бы и нет? Ведь никто не идеален. Кроме разве самого Вернера Эрхарда, считавшего себя богом. Правда, последнее скорее свидетельствовало о состоянии его собственного психического здоровья, нежели душевных проблемах участников его семинаров.
Далее тренер не преминул унизить участников, апеллируя к их неспособности выполнить весь дурацкий список правил тренинга (которые он теперь предпочитает называть «соглашениями», дабы подчеркнуть персональную ответственность каждого за их выполнение):
«Ричард только что напомнил вам о соглашениях, которые вы приняли, чтобы участвовать в этом тренинге, и я могу сказать вам по опыту, что мы знаем, что все вы, все, собираетесь нарушать некоторые из них. Большинство из вас уже это сделали. Мы просили вас не разговаривать после того, как вы вошли сюда, и что произошло? (Неловкий нервный смешок прокатился по рядам участников)...»
«Всё очень просто. Вы все нарушаете соглашения. Это одна из причин, почему ваши жизни не работают. Вы проживаете свои жизни с такой теорией, что вы особенные, привилегированные персонажи, и таким образом свободны обманывать – на подоходных налогах, запрещающих знаках, жёнах, мужьях, банковских счетах, и уж точно на мелких, тривиальных соглашениях с эст. «Конечно»,- скажете вы себе как-нибудь на следующей неделе,- «что случится, если я выпью стаканчик вина? Или почему я не могу по-дружески выкурить косячок?.. Я не обязан играть в их игру». Неразумно выполнять соглашение, если вы не видите, как кто-то может пострадать, когда вы его нарушите. А поскольку все вы разумные люди, вы нарушаете соглашения».
«Вы не способны выполнять соглашения, и в ваших жизнях творится такой бардак, что вы даже не знаете, что вы не можете выполнять соглашения. Вы лжёте самим себе. И, по определению, друг – это тот, кто принимает вашу ложь, а вы принимаете его. Это прекрасно. И ничья жизнь не работает».
Джонни невольно отметил сходство метода влияния, применяемого в данном случае тренером (и в конечном счёте Эрхардом), с приёмами, использовавшимися психопатами, которых он знал из своего жизненного опыта. Например, та же Леночка старалась получить от него как можно больше обещаний, а потом ткнуть его носом в неспособность их выполнять.
Таким образом, суть приёма заключалась в том, чтобы человек либо постоянно удовлетворял (обычно манипулятивно-паразитические по своей сути) просьбы манипулятора (дабы сдержать обещания), либо чувствовал стыд и собственную неадекватность по поводу неспособности сдержать свои обещания.
В рассматриваемой же конкретной ситуации дополнительно сильное напряжение у участников создавалось по причине запрета вести себя привычным образом: нельзя было не только обменяться мнениями с соседом, но даже выйти в сортир когда захочется. А ведь известно, что тревожные состояния (а ситуация тренинга у многих провоцировала их проявления) нередко сопровождаются частыми позывами к мочеиспусканию, в результате чего людям постоянно приходилось терпеть, сдерживаться. Не говоря уже о запрете перекусить, пожевать что-нибудь, к чему многие тревожные люди прибегают, как способу хоть как-то контролировать свой стресс.
Обращало также на себя внимание характерное для сект разделение на «мы» и «они». «Они» – это люди, чьи жизни не работают; люди, которые (пока?) не приняли участие в тренингах эст:
«Вспомните город дураков, через который вам пришлось пробираться этим утром по пути на тренинг, и вы поймёте, что мир не работает».
Ключевой составляющей психической атаки тренера, призванной деморализовать, унизить участников является обесценивание. Он пытается продемонстрировать ученикам, что все прежде приобретённые ими знания и убеждения гроша ломаного не стоят. Более того, эти взгляды привели их в ту неприглядную жизненную ситуацию, в которой они оказались. Результат сравнения поведение участников тренинга с крысами в плане разумности оказывается в пользу последних:
«Смотрите. Если мы помещаем крысу в лабиринт с четырьмя туннелями и всегда кладём сыр в четвёртый тоннель, через какое-то время крыса научится всегда ходить в четвёртый туннель, чтобы получить сыр. Человек научится этому также. Ты хочешь сыра? Прыг-прыг-прыг по четвёртому туннелю, и вот тебе сыр. На следующий день хочешь сыра? Прыг-прыг-прыг по четвёртому туннелю, и вот тебе сыр.
Но через какое-то время Великий Бог в белом костюме перемещает сыр в другой туннель. Прыг-прыг-прыг, бежит крыса в четвёртый туннель. Нет сыра в четвёртом туннеле. Крыса выходит. Идёт в четвёртый туннель снова. Нет сыра. Крыса выходит. Идёт в четвёртый туннель снова. Нет сыра. Выходит. Идёт в четвёртый туннель снова. Нет сыра. Крыса выходит. В четвёртый туннель снова. Нет сыра. Выходит. В итоге крыса перестанет ходить в четвёртый туннель, и будет искать в других местах.
Теперь разница между человеческими существами и крысами простая: ЛЮДИ БУДУТ ХОДИТЬ В ТОТ ЧЕТВЁРТЫЙ ТУННЕЛЬ ВСЕГДА! ВСЕГДА! ЛЮДИ ПРИХОДЯТ К ВЕРЕ В ЧЕТВЁРТЫЙ ТУННЕЛЬ! Крысы ни во что не верят, их интересует сыр. Но человек развивает ВЕРУ в четвёртый туннель и начинает СЧИТАТЬ ЭТО ПРАВИЛЬНЫМ ХОДИТЬ В ЧЕТВЁРТЫЙ ТУННЕЛЬ, ЕСТЬ ТАМ СЫР ИЛИ НЕТ. Человек предпочтёт скорее быть правым, нежели получить свой сыр.
И вы, люди, к сожалению, человеческие существа, а не крысы, и таким образом все вы ПРАВЫ! И именно поэтому к настоящему времени вы давно уже не получали никакого сыра и ваши жизни не работают. У вас слишком много верований в слишком большое число четвёртых туннелей.
...И поэтому вы здесь. Чтобы взорвать все свои верования, отрицающие жизнь, отрицающие сыр, чтобы вы могли начать находить то, чего действительно хотите. Мы поможем вам выбросить целиком ваши системы верований, полностью порвём вас на части, чтобы вы могли собрать себя обратно так, чтобы позволить вашей жизни работать.
Но не думайте, что это будет легко! Вы были убеждёнными придурками десятилетия, и вы знаете, что вы ПРАВЫ; вся ваша жизнь построена на принципе, что вы правы. И тот факт, что вы жалки, что ваша жизнь не работает, что вы не получали особо сыра с тех пор, как были в четвёртом классе, ничего не меняет. Вы ПРАВЫ! Ваши грёбаные системы верований – лучшие из тех, что можно купить за деньги, или из того, что способен создать разум. Они правильные, а тот факт, что ваша жизнь превратилась в бардак – всего лишь досадная, не имеющее никакого к этому отношения случайность.
ВРАНЬЁ! Ваши правильные, умные, разумные системы верований напрямую связаны с тем, что вы не получаете никакого сыра. Вы предпочтёте быть правыми, нежели счастливыми, и вы уже годами маршировали по четвёртым туннелям, чтобы это доказать.
Вы знаете, что проводили время в пустых туннелях, потому что время от времени по воле случая вы почувствуете немного сыра: свободу, радость, оживление, так сильно отличающиеся от обычного течения вашей жизни, что вы начинаете задаваться вопросом, не подсыпал ли кто-нибудь ЛСД в ваш утренний апельсиновый сок. И вы говорите себе: «Вау! Это чудесно, я теперь буду за это держаться». Вы протянете руку, чтобы лучше ухватиться и ХЛОП! Оно исчезает. И чем сильнее вы стараетесь получить это обратно, тем хуже вы себя чувствуете.
Вы придурки, вы никогда не получите это, пытаясь получить это там, где оно только что было. Великий Бог Жизни в белом костюмчике постоянно перемещает сыр. Вы никогда не будете счастливы, пытаясь быть счастливыми, потому что ваши попытки полностью направляются вашими верованиями о правильном местоположении для сыра...
Вы не смотрите на реальность и потом делаете заключения, нет. Вы, придурки, двигаетесь по жизни, словно роботы со своими заключениями, и со своими заключениями, сделанными десятилетия назад вы конструируете реальность. Не удивительно, что вы растеряли всю свою живость. Неудивительно, что ваши жизни не работают».
В приведённом примере обращает на себя внимание, с каким презрением тренер (несомненно, с подачи Вернера Эрхарда) говорит о тенденции людей цепляться за свои убеждения, «верования», даже тогда, когда те не соответствуют действительности. Отсутствие же эмоциональной вовлечённости в собственные взгляды характерно для психопатов, которые в случае чего просто хладнокровно и без сожалений переходят туда, где «сыр», т.е. материальные ценности.
Показательно также, как с самого начала тренер взваливает на участника всю полноту ответственности за продуктивность мероприятия для него лично:
«На протяжении предстоящих десяти дней этого тренинга вы будете испытывать всё, что вы обычно так сильно стараетесь не испытывать. Вы будете испытывать гнев. Страх. Тошноту. Рвоту. Слёзы. Затаённые чувства, с которыми вы потеряли контакт десятилетия назад. Они поднимутся на поверхность. Конечно, вы будете очень стараться их избежать. О, как вы, придурки, будете стараться убежать от своих настоящих чувств! Вы пройдёте через скуку, бессознательное состояние, сон. Вы испытаете невероятную озлобленность, даже ярость, на меня, на других участников, на соглашения. Вы будете засыпать. Вам захочется обоссаться. Вам будет казаться, что если вы прямо сейчас не выкурите сигарету или не съедите конфету, которую вы тайком протащили на тренинг, вам захочется заорать. Вы будете чувствовать, что этот тренинг – самый большой развод на деньги с тех пор, как вы последний раз купили Бруклинский мост. Вы захотите уйти. О, как вы захотите уйти! Всё, что угодно, только бы не быть ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС со своими настоящими ощущениями. Всё, чтобы избежать отказа от своих теорий, отказа от прекрасного структурированного разумного неработающего дерьма, которое вы сотворили из своих жизней. Вы будете испытывать всю гамму отрицательных эмоций, пока не начнёте понимать, что вы сделаете всё, что угодно, лишь бы не прекращать свои спектакли и не испытывать происходящее здесь и сейчас».
Тренер терроризирует участников, ставя их перед необходимостью в случае чего совершать неприглядные физиологические отправления на глазах у других:
«- Эй! Куда ты собралась, а?» Молодая женщина встала с переднего ряда и торопливым шагом направилась по направлению к выходу в задней части зала. Её, бледно выглядящую и зажимающую рукой рот, ведут обратно к её месту в переднем ряду, где она стоит, пошатываясь. «Меня сейчас вырвет! Меня сейчас вырвет!»- говорит она.
-Держи микрофон, Мария.
-Я хочу выйти в туалет! Меня сейчас вырвет!
-Ассистент только что выдал тебе пакет. Если тебе нужно блевать, делай это в пакет. Подержи ей микрофон, Ричард.
-Я не знаю, как его использовать,- говорит Мария, ковыряясь с пакетом.
-Ты берёшь пакет в руки,-говорит тренер,- и держишь его вблизи от своего лица. Ты не можешь промахнуться. Давай, делай это.
-Я не могу!
-ДЕЛАЙ!
(Тишина)
Я не могу дышать,- объявляет Мария приглушённым голосом, с пакетом, натянутым на лицо.
- Держи грёбаный пакет в нескольких дюймах от своего лица.
- Я не смогу попасть!
- Меня не волнует, какой из тебя стрелок, просто придвинь пакет к своему лицу
- Тогда я не смогу дышать!
- Послушай,- говорит тренер, откидываясь на спинку своего кресла. Если хочешь дышать, дыши. Если ты хочешь блевать, держи пакет ближе к своему лицу и блюй.
-Пожалуйста, позвольте мне выйти в туалет.
-Садись. Поиграйся со своим рвотным пакетом и не пытайся выяснять, какой ты стрелок. Спасибо».
Когда Мария садится, слышатся нервные аплодисменты.
Девушке плохо!- раздаётся крик с задних рядов.
ЗАТКНИСЬ!- откликается тренер. -Если ты хочешь говорить в этом помещении, подними руку. И ты не начнёшь говорить, пока я тебя не вызову и пока ассистент не принесёт тебе микрофон. Тогда ты можешь встать и говорить всё что угодно. Поняли это, придурки?
Вопрос отвечен полной тишиной. Затем тянется рука в заднем ряду. Хорошо,- говорит тренер. -Джон, встань. Возьми микрофон.
Вставший мужчина – тот же самый, который кричал раньше. Это пожилой человек с редеющими седыми волосами, в очках и с немного сгорбленной осанкой.
- Я расстроен,- говорит он эмоциональным тоном. – Я не вижу каких-либо оснований для Вашей грубости. Вы могли бы рассказать этой девушке, как использовать пакет, не оскорбляя её и не поднимая её на смех на каждом шагу.
- Я понимаю, Джон. Но смотри, что происходит. Мария хочет блевать. Мы ей даём пакет. Мы даём ей бесплатные инструкции, как его использовать. А тебе хочется встать и защищать разгневанных женщин. Мария же чувствует, что у неё такое чувство, что её сейчас вырвет. У нас к вам обоим одинаковый подход. Ты получаешь микрофон. Она получает бумажный пакет.
- Меня не тошнит,- сказал Джон.
- Отлично! Джону рвотный пакет не выдаём.
- Вы могли бы проявить вежливость. Вы могли бы помочь ей.
- Конечно. Это, вероятно, та игра, в которую, как Мария привыкла, люди играют, когда она создаёт болезнь: «Бедная Мария! Ей нужно срыгнуть. Бедная деточка!» На эст когда кто-то хочет срыгнуть, мы говорим: «Отлично! Вот пакет. Развлекайся!» Изумительно, как мало людей в итоге выбирают им воспользоваться.
Примечательно также побуждение участников рассказывать о самых неприятных, мучительно неловких ситуациях в их жизни. Такой (травмирующий для многих) душевный эксгибиционизм, выставление себя на посмешище неизменно презрительно-глумливому тренеру, а также другим участникам, назывался на тренингах эст «процессом истины»:
Джон, пожилой человек на шестом десятке, с седыми волосами и в очках, один из немногих собравшихся носящий галстук, встаёт в дальней левой части зала. Когда я был мальчишкой,- говорит он с чувством достоинства в голосе,- это было много лет назад,– я перенёс необычную социальную травму. Кажется...
СТОЙ! СТОЙ!- громко прерывает тренер. Ты никогда не испытывал социальную травму за всю свою грёбаную жизнь!
- Нет, я испытывал,- твёрдо настаивает Джон. Когда мне было шесть...
- СТОЙ!- снова кричит Дон, спускаясь с платформы по направлению к Джону. – Социальная травма – это понятие, идея, обобщение. Это не настоящее ощущение. Что случилось, Джон?
- Я действительно не могу описать случившееся,- говорит Джон нервно. – Я хочу сказать, мне было очень неловко... Социальная травма имела место на самом деле, и это не что-то такое, о чём я хотел бы явно говорить в этот раз...
- О чём ты вообще говоришь, мать твою?!
- Прошу прощения?
- Послушай, Джон, почему ты стоишь?
- Я хотел бы прояснить свой пункт.
- Отлично. Я понял. В чём заключается твой пункт?
- Мой пункт – необычная социальная травма, которая беспокоила меня долгие годы, и...
- СТОЙ! Джон... Послушай, Джон... Расскажи мне, что случилось, когда тебе было шесть лет.
- Я... Что ж... Видите ли... На самом деле, в церкви на свой шестой день рождения я опорожнил кишечник себе в штаны.
- И ТЫ НОСИЛ ЭТО С СОБОЙ НА ПРОТЯЖЕНИИ ПЯТИДЕСЯТИ ЛЕТ?!
(Громкий и продолжительный смех). Джон краснеет и улыбается.
- Именно так. Я никогда не думал рассказывать об этом кому бы то ни было. Теперь я чувствую облегчение.
(Смех)
- Джон, так в чём состоит твой пунктик?- спрашивает тренер, умудряясь не улыбаться при этом
- Не знаю,- отвечает Джон. - Он полностью исчез. Мне придётся создать новый...
- Не здесь, Джон... Тут тебе не церковь...

Кроме того, участников подталкивали откровенно, в подробностях рассказывать об их сексуальной жизни. Несомненно, помимо якобы «терапевтического» предназначения, эти мероприятия имели и скрытый смысл для устроителей. Благодаря им, когда участник придёт к закономерному выводу, что тренинг отстой, ему придётся объяснить себе не только то, зачем он выкинул 250 баксов, но и почему он обнажал свою душу перед тренером и другими участниками.
В третий день (первый день второго уикенда) тренинга участникам стали активно внушать про их персональную ответственность за происходящее с ними. Оказывается, женщина по имени Барбара ответственна за то, что её квартиру обокрали, пока она была на работе. А мужчина по имени Хэнк – за то, что его на улице ограбили гопники. Но больше всего в этом отношении, пожалуй, «повезло» Фреду, у супруги которого была диагностирована злокачественная опухоль:
- Как я могу быть ответственным за то, что моя жена заболела раком?
- Ты ответственен за создание переживания, состоящего в демонстрации твоей женой поведения, которое ты предпочитаешь называть, по соглашению с другими, болезнью, именуемой раком.
- Но я не вызывал рак!
- Послушай, Фред, я понимаю, как тебе сложно встроить то, что я тебе говорю, в твою систему верований. Ты старался, создавая эту систему, на протяжении сорока лет. И хотя, как я понимаю, ты стараешься быть открытым новому настолько, насколько ты способен, на протяжении сорока лет ты верил, что вещи случаются где-то там, а на тебя, пассивного невинного прохожего, постоянно наезжают машины, автобусы, обвалы рынков, друзья – невротики и рак. Я понимаю. Все присутствующие в этой комнате жили с такой же точно системой верований: Я НЕВИНОВЕН. РЕАЛЬНОСТЬ ГДЕ-ТО ТАМ ВИНОВАТА.
НО ЭТА СИСТЕМА ВЕРОВАНИЙ НЕ РАБОТАЕТ! ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ТВОЯ ЖИЗНЬ НЕ РАБОТАЕТ. Реальность, которая считается – это твои ощущения, и ты единственный источник твоих ощущений. Возьми микрофон, Марша.
- Я прошу прощения, но я думаю, Вы просто играете словами. Как слова обычно употребляются, если жена человека заболела раком, её рак был чем-то вызван, и это определённо не был Фред... И большинство людей нашли бы бессмысленным говорить о создании Фредом рака у его жены.
- Я понимаю. Действительно, определённые физические изменения имеют место в жене, которые, как мы знаем, Фред не создавал и которые в настоящее время обозначаются «рак». Но ты понимаешь, что ощущения Фреда от её рака, реальность Фреда, может быть невероятно отличной от чьей-либо другой? Некоторые индивиды, похоже, способны умирать от рака с радостью – именно так, испытывать рак с радостью – в то время как большинство из нас этого не могут. И если ты, Марша, воспринимаешь рак у жены Фреда как ужасную, депрессивную вещь, ты должна знать, что именно ты создаёшь это таким образом; именно ты создаёшь конкретный случай рака, который ты испытываешь.
Естественно, такая идеология была очень удобна Вернеру Эрхарду и его лакеям. Они неоднократно подчёркивали, что каждый слушатель несёт всю полноту ответственности за то, что он вынесет для себя из участия в семинаре. Тем более, это был всецело его добровольный, осознанный выбор. И ему, в отличие от Хэнка в ситуации его ограбления гопниками, никто даже ствол к голове не приставлял!
Весьма примечательной в этом плане представляется также следующая реплика тренера, обращённая к молодой женщине, которая в возрасте десяти лет стала жертвой сексуальных домогательств её дяди:
«Ты выбираешь переживать это событие как грязное... Послушай, на семинаре выпускников женщина поделилась, что на протяжении четырёх лет она совершала инцест со своим отцом, и чувствовала себя ужасно по этому поводу... Сразу же после неё встала другая женщина и сказала: «Я только что осознала, слушая эту женщину, как сильно я любила своего отца, и часть меня желала, чтобы мой отец совершил инцест со мной. Мне кажется, это было бы чудесно».
И это не значит, что одна женщина права, а другая неправа. Я хочу, чтобы ты поняла, что одно и то же событие может восприниматься как грязное или чудесное».
Такая позиция крайнего релятивизма применительно к вопросам кровосмешения приобретает особый колорит, если вспомнить факты из личной жизни самого Вернера Эрхарда. В своё время, решив кардинально изменить свою жизнь, он бросил жену и детей, сменил имя и исчез. Естественно, при этом он не утруждал себя соблюдением (в данном случае семейных) соглашений, чем его слуги – ведущие семинаров так любили гнобить своих слушателей. Видимо, такие правила распространялись лишь на «придурков» - слушателей тренинга и были вовсе не обязательны для бога, коим открыто себя считал Вернер Эрхард.
Потом, правда, Вернер Эрхард решил вспомнить свою первую семью (у него к тому времени уже давно была другая!), про подрастающих дочерей, и...
Из передачи «60 минут» телекомпании Си-Би-Эс:
«Эд Брэдли (голос за кадром): Дебора Розенберг – одна из дочерей Эрхарда, от первого брака (Розенберг – «девичья», то есть до смены имени, фамилия Эрхарда). Она никогда прежде не говорила публично про своего отца, но сообщила, что её отец совершал с ней развратные действия.
Дебора Розенберг: Для меня не проблема сказать, что это случилось. Мне не нравится это описывать, но у меня нет проблемы признать, что он совершал со мной развратные действия.
Эд Брэдли: Сколько лет тебе было?
Дебора Розенберг: Мне было шестнадцать... И я верю моей сестре, когда она говорит, что отец изнасиловал её.
Эд Брэдли: Она рассказала тебе, что случилось?
- Да.
- И что произошло?
- Она говорит, они были вместе в поездке, вернулись после обеда, у него был очень большой номер класса люкс в отеле, они читали вместе журнал и... Вы знаете, я не хотела бы вдаваться в подробности, но он с применением силы совершил с ней половой акт.
- Это инцест, ты...
- Да, я это знаю.
Эд Брэдли включает фрагмент аудиозаписи интервью, в котором Вернер Эрхард отрицает случившееся: «Это просто неправда. Просто неправда. И любой, кто такое говорит, должно быть, болен».
Дебора Розенберг: Хм, это звучит как типичный для него ответ. Хм. На самом деле, когда я прямо спросила у него об этом, он ответил, что имел место половой акт, и что это был воспитательный процесс для моей сестры.
Эд Брэдли: Он признал это?
- Он признал, что имел место половой акт и что это был воспитательный процесс. Он сказал: «я не насиловал её»...
- То есть он говорит, что она была согласна?
- Да.
- Ты говорила с ней об этом?
- О да! Подробно.
- И?
- Это не было воспитательным процессом для неё. Ей потребовалось много психотерапии по этому поводу.
- Она не соглашалась?
- Нет, она не соглашалась».
И подобное обращение с собственными детьми не было из ряда вон выходящим случаем для Вернера Эрхарда. Так, узнав о недостаточно хорошей успеваемости своего сына от второго брака в школе, он «схватил его, швырнул на землю и принялся пинать на глазах у всех. И никто не двигался, все были словно парализованы». Вернер Эрхард тогда сказал своему сыну Сен – Джону: «Если у тебя будут такие оценки, я сломаю тебе обе ноги бейсбольной битой». Естественно, мальчик не хотел стать инвалидом, а потому учился хорошо.
Таким образом, Вернера Эрхарда, проводившего семинары о том, как построить отношения, которые работают, трудно было назвать «сапожником без сапог». Подобно тому, как это происходит у многих психопатов, его отношения работали в нужном ему направлении, чего бы это ни стоило близким людям. Если же что-то шло не так, он принимал решительные меры к исправлению ситуации, не ограничивая себя, как показала ситуация с его (второй) женой.
Эрхард не жил со своей семьёй. Но раз в месяц призывал жену и детей приехать в его штаб-квартиру в Сан-Франциско на собрание, в котором принимал участие узкий круг его приближённых. Дочь Эрхарда Эдер вспоминает о том времени тринадцать лет назад, когда, во время одной из таких встреч, у него начался приступ ревности по отношению к жене. Издевательства над Эллен Эрхард, по словам её дочерей, продолжались две ночи.
Эд Брэдли: И ты видела, как твою маму физически атаковали, твой отец и другие?
Эдер Эрхард (дочь): ...кто-то взял статуэтку и ударил её по голове... Он сам (Вернер Эрхард) также встал и, когда она лежала на полу, пнул её несколько раз.
Эд Брэдли: И ты не попыталась его остановить?
Селест Эрхард (другая дочь): Однажды, во вторую ночь, я действительно встала и сказала: «Пожалуйста, вы убиваете её, вы убиваете её!» Я имею в виду, моя мама была синей, её лицо было синим, у неё словно слюни текли из угла рта. Она умирала. Она, ну знаете, задыхалась. И всё, что он мне сказал, было: «Сядь, а то и с тобой будет то же самое». И это прямая цитата, я помню каждое слово. И это всё, что он сказал. Я помню каждое слово.
Эдер Эрхард: Она была буквально удушена. Она посинела, и у неё из угла рта текли слюни, ага...
Эд Брэдли: Удушена? Её душили?
Эдер Эрхард: Угу.
Эд Брэдли: Кто?
Эдер Эрхард: Вот этот консультант был человеком, который собственно её душил.
Эд Брэдли: И он работал на твоего отца?
Эдер Эрхард: Да.
Эд Брэдли: Боб Ларзелере был тем, кто душил Эллен Эрхард.
Боб Ларзелере: Наконец, он (Эрхард) сказал: «Кто-то должен вызваться добровольцем, сделать больно Эллен, наказать её, заставить её говорить, заставить её сознаться». Но никто не вызвался, пока я не подумал: о боже, это возможность для меня, наконец, получить одобрение Вернера. Теперь я могу стать настоящим солдатом для него, могу сделать так, чтобы он мной гордился, чтобы он мне улыбнулся. Теперь мне не придётся больше его бояться. И я вызвался.
Эд Брэдли: Зачем Вы её душили?
Боб Ларзелере: Запугать её, чтобы она созналась. Это как, знаете, зачем одни люди подвергают других пыткам, чтобы узнать правду.
Эд Брэдли: Что он сказал? Он говорил: «Боб, ты зашёл слишком далеко»?
Боб Ларзелере: Нет, он не делал этого. Понимаете, он меня не останавливал. Нет. Я делал то, что он хотел, чтобы я делал... Я хочу сказать, он не пытался меня остановить, совсем.
Эд Брэдли: Сегодня, что бы Вы сказали ей?
Боб Ларзелере: Что я делал ужасную вещь. И впоследствии мне потребовались дни, чтобы это осознать. Когда я снова начал позволять себе чувствовать. Это было... О, боже, это было как кошмар. Чтобы я мог зайти так далеко, пытаясь угодить, пытаясь получить одобрение, пытаясь получить любовь другого человеческого существа...
Эд Брэдли (голос за кадром): Согласно показаниям нескольких свидетелей, на этом наказание Эллен не закончилось. Её дочери говорят, Эрхард не позволял ей жить с ними на протяжении двух лет. И это ещё не всё.
Эдер Эрхард: Ей нужно было приходить в наш дом. И, подобно служанке, драить полы. И нам приходилось на это смотреть, а мой отец заставлял её делать эти вещи.
Эд Брэдли: Так она не жила с вами на протяжении двух лет?
Эдер Эрхард: Ну, Вы знаете, она не жила с нами эти два года, но я видела её, например, когда она приходила убираться в доме, нам только не разрешали разговаривать с ней.
Эд Брэдли: Таким образом, она уходила из дома, в соответствии с распоряжением твоего отца?..
Эдер Эрхард: Угу.
Эд Брэдли: Но она возвращалась убираться?
Эдер Эрхард: Угу. Вы знаете, что бы он ни говорил, что она должна делать, ей приходилось это делать. И это было частью распоряжения. Да, ты должна быть служанкой в своём доме.
Эд Брэдли: А что бы ты сделала тогда?
Эдер Эрхард: (Вздыхает). Я даже не помню, кажется, я хотела сказать что-то очень сильно, или просто сделать что-то по этому поводу, но всё время ощущала себя словно окаменевшей, не было возможности почувствовать себя достаточно комфортно, чтобы рассказать кому-нибудь или что-нибудь сделать по поводу происходящего.
Естественно, сам Вернер Эрхард всё это отрицал: «Эллен никогда не была служанкой. Она была моей женой, и я обращался с ней соответственно». Впрочем, он всё же не преминул купить её молчание на сей счёт. Как часть бракоразводного соглашения, Эллен обязалась не говорить публично об их браке.
Эд Брэдли: Твоя мать знает о том, что ты беседуешь с нами?
Эдер Эрхард: Ага. Перед тем, как мы уехали сегодня, я говорила с ней, и Вы знаете, она сказала: «Ты не представляешь, как я тебе благодарна за то, что ты говоришь вещи, которые должны быть сказаны». И я знаю, она хотела бы сама иметь возможность сделать то же самое.
В четвёртый, заключительный день тренинга, когда давно прошли все сроки покинуть тренинг, вернув назад свои деньги, изнурённым морально, а то и физически участникам, жаждавшим получить ЭТО, был преподнесён сюрприз. Тренер сообщил им, что получать-то, собственно говоря, нечего. Как говорится, расходитесь, товарищи, вас на*ба**!
Зачем же тогда люди принимали участие в этом мероприятии? Получали ли они от него для себя хоть какую-то пользу?
Найти достоверный ответ на последний вопрос очень непросто. С одной стороны, имеются эмоционально очень насыщенные (пусть и по большей части фальшивые) свидетельства различных знаменитостей, принявших участие в тренинге. Однако их, естественно, глупо воспринимать всерьёз. В самом деле, человек, стремящийся выяснить реальное положение вещей, ориентированный на подлинное эмпирическое знание, будет готов принять любой результат, каким бы неприятным и разочаровывающим он ни оказался. Для звёзд же шоу-бизнеса на первом месте находится не истина, а привлекательность их публичного образа, как правило, скрывающего убогое и/или неприглядное внутреннее содержание, либо и вовсе практически полное отсутствие оного.
В этом отношении значительно более авторитетными представляются попытки систематического сбора сведений о влиянии эст на участников тренинга, предпринятые психолухами. В 1974 году Роберт Орнстейн с коллегами выслали опросник аж на 680 пунктов двум тысячам (из двенадцати, т.е. 1/6) выпускников тренинга. Затем участникам, которые не ответили, были высланы более короткие опросники. Наконец, исследователи также пытались активно преследовать своими телефонными звонками тех, кто не отозвался, с целью выяснить, как они расценивают итоги тренинга.
На письменные опросники (полный или более короткий) ответили 1465 человек, т.е. 77,3%. Однако полученные результаты Орнстейн сотоварищи почему-то предпочли обнародовать в послании выпускникам эст, а не публиковать в специальном журнале, рецензируемом коллегами. Как говорится, знает осёл ясли господина своего?
Так или иначе, если верить авторам, статистически значимое большее число отозвавшихся указали на положительные изменения, нежели на негативные или отсутствие значимой динамики. Респонденты отметили улучшения состояния своего физического и душевного здоровья. Уменьшилось число рабочих дней, пропущенных по болезни. Выпускниками тренингов также отмечены улучшения по следующим симптомам: Головная боль и мигрени. Повышенное артериальное давление. Нарушения сна. Общее применение лекарств, включая обезболивающие, снотворные, транквилизаторы, психотропные препараты и другие средства, продаваемые по рецепту или без него. Потребление алкоголя. Уровень энергии. Удовлетворённость работой. Общение со значимыми людьми. Осмысленность жизни. Аллергия, прыщи, проблемы с весом, простуды, боль в горле и гайморит. Дисменорея. Желудочно-кишечные проблемы, такие как язвы, колиты, несварение, поносы, запоры и метеоризм. Боль в спине, шее и плечах. Мочеполовые жалобы. Курение никотина и марихуаны. Нервозность. Проблемы с памятью. Сексуальные затруднения. И, пожалуй, самое впечатляющее... (sic!) боязнь докторов.
Впрочем, столь оптимистичная оценка результатов тренинга вовсе не обязательно означает подлог/ фальсификацию данных со стороны Роберта Орнстейна и его команды. Для целей дальнейшего анализа итоги исследования имеет смысл разделить на две группы: влияние на душевное состояние участников и на физическое здоровье. Если говорить о чисто психологических факторах, то один важный момент, отмеченный Орнстейном и соавторами, способный значительно исказить результаты, заключается в склонности респондентов давать социально желательные ответы. То есть, попросту говоря, говорить то, что от них хотят получить.
Другой важный аспект связан с фундаментальным свойством человеческой психики. Оглядываясь назад и анализируя свой прошлый опыт, люди пытаются представить свои прошлые действия как можно более рациональными, разумными. Человеку очень трудно и болезненно признавать потери, особенно если он не видит положительных сторон случившегося, которые могли бы их оправдать. Такая тенденция проявляется во многих важных феноменах функционирования человеческого сознания, таких, как когнитивный диссонанс.
Так, в своей ставшей уже классической работе, Леон Фестингер и Джеймс Карлсмит вначале организовали студентов – участников эксперимента выполнять в течение часа нудные и бессмысленные задания типа перекладывания с места на место и поворачивания множества однотипных предметов. После чего поделили подопытных на две группы. Тем и другим они предложили рассказать девушке, которая якобы была следующим субъектом (а на самом деле, естественно, сообщницей исследователей), как им понравилось участие в эксперименте, как они хорошо провели время и всё такое. Только попавшие в первую группу делали это за двадцать баксов (тогда, в пятидесятые годы 20 столетия, это была значительно более ощутимая сумма, нежели в начале 21 века), а во вторую – всего за один доллар. После выполнения этого поручения тех и других попросили заполнить анкету, в которой у них спрашивалось, насколько интересной и приятной они нашли экспериментальную задачу (когда они тупо перекладывали предметы с места на место). И тогда выяснилось, что те, кто получил всего по одному доллару, сочли экспериментальные задания значительно более интересными и приятными, нежели заработавшие по 20 баксов. Видимо, им просто не хотелось признаваться в том, что они согласились сообщить вопиющую ложь девушке за несчастный $1.
Леон Фестингер также внедрялся в секту, ведомую женщиной по имени Дороти Мартин (по этическим соображениям в работах Фестингера и его соавторов её имя было изменено на Мариан Кич). Члены этой организации ожидали конца света, назначенного на конкретную дату в самое ближайшее время, и считали себя праведниками, которых спасут инопланетяне на летающей тарелке. А когда час Х настал, и, как и следовало ожидать, ничего экстраординарного не произошло, члены культа не раскаялись в том, что поверили в бредовые учения неадекватной женщины. Напротив, они прониклись убеждением, что мир был спасён благодаря им.
Сходным образом, выпускникам тренинга эст очень сложно было признать, что они зазря позволили себя унижать за свои же собственные деньги.
По-видимому, действием аналогичных факторов можно объяснить и реальный положительный эффект тренинга на душевное состояние участников, если таковой и правда имел место хоть в какой-нибудь степени. Основная причина здесь подобна той, по которой, скажем, платные сервисы знакомств могут оказаться более действенными, нежели самостоятельные попытки одиноких людей устроить свою личную жизнь. Например, сидит себе годами на соответствующем сайте женщина, а надежде что вот-вот появится в её жизни прекрасный принц, который только и ждёт, как бы положить своё царство к её ногам. Так ей стукнет тридцатник, потом с хвостиком, который всё растёт. А суженый её где-то задержался, видимо.
После же обращения в сводническую контору сделать выбор становится гораздо проще. Конечно же, она может не проявлять благосклонность к Васе, гордо живущему со своей непомерно заботливой мамой в бирюлёвской или южно-бутовской однушке, работающему в свободное от World of Warcraft и Lineage время компьютерным зад... пардон, системным администратором. Но тогда ей придётся признаться себе в том, что она ужасная лохушка по жизни: не только сама свою личную жизнь не в состоянии устроить, но ещё и выкинула сто двадцать тысяч рублей, чтобы ей женихов – неудачников предлагали. А тут у неё появляется стимул рассмотреть, что Вася, оказывается, на самом деле не так плох, как перспектива встретить сначала менопаузу, а затем беспомощную старость в одиночестве.
Не зря же психолухи так любят говорить о деньгах, которые им платят клиенты, как залоге серьёзности намерения последних изменить свою жизнь к лучшему. Весьма примечательны в этом плане также результаты первых исследований эффективности психотерапии. Естественно, они показали несомненное преимущество различных направлений психотерапии перед её отсутствием. Хотя, впрочем, очень трудно себе представить, как результаты такого исследования могли быть иными. Неужели тогда психотерапевты бы дружно сделали себе харакири?! Или посыпали бы себе голову пеплом и извинялись перед товарищами трудящимися, которых они, получается, столько лет на*бывали?!
Ещё более удивительной была в результатах упомянутых исследований практически одинаковая эффективность различных направлений психотерапии. Конечно же, можно интерпретировать это так, что психолухи все достойные люди, которые реально помогают страждущим. А потому не зря жрут свой хлеб с маслом, средства на который они тянут из карманов клиентов. Возможно, однако, и альтернативное объяснение. А именно, что пациента начинает так давить жаба по поводу денег, отданных психолуху, что он от досады исцеляет себя сам, независимо от трёпа, слышанного во время психотерапевтических сеансов.
Джонни не мог не отметить для себя сходный феномен, связанный с Леночкой. «Солидные мужчины», которым она отдавалась и у которых сосала за деньги, практически ни во что её не ставили, считая попросту бессовестной, наглой, зарвавшейся сучкой. И без труда ставили её на место. Таков был, например, Пётр Иванович – тот самый чиновничий воришка из министерства, на которого Леночка более года работала всеми дырками души и тела (или почти всеми, т.к. задницу она для этого дела старалась не подставлять).
Люди же, которых она использовала самым бессовестным образом, невольно ею восхищались. За соответствующими примерами Джонни не нужно было далеко ходить – он знал это на собственной шкуре. Несмотря на сильнейшее моральное омерзение, Джонни не мог не восхищаться невольно её умением не лезть за словом в карман, выкручиваться, быстро находить эффективное решение практически в любой ситуации, даже если это достигалось ценой нанесения вреда другому человеку.
И он был вовсе не единственным, кто оказался в такой ситуации. К тому же, если сам Джонни ещё мог списать свой столь рьяный интерес к Леночке на её необычную психопатологию, то Алексей, её «первый молодой человек», искренне восхищался ею как женщиной. Уже после двух лет знакомства, после стольких возможностей выяснить, какая она мразь, Алексей всё ещё умудрялся бегать за ней, угождать её капризам, даже пытался делать ей предложение. Которое, впрочем, она отвергла под надуманным предлогом. Ведь (как Леночка впоследствии рассказала Джонни) она поняла, что у неё «нет чувств к этому человеку» и ей «не хотелось иметь от него детей». Последнее обстоятельство, впрочем, не мешало ей продолжать паразитировать на Алексее, пользуясь его сильной влюблённостью в неё. И так продолжалось до тех пор, пока она не встретила свою «любовь» - мужчину посолиднее, у которого была просторная квартира в центре.
Видимо, для Алексея, как и самого Джонни, мысль о том, как он позволил себя использовать ничем не примечательной мрази, была невыносимо обидной, а потому он не мог просто сосчитать убытки и найти в себе силы идти дальше, но вместо этого продолжал боготворить её, восхищаться ею вопреки здравому смыслу. Такая заложенная глубоко в человеческой психике тенденция цепляться за утопленные затраты в данной ситуации играла на руку сучке, и она знала, как этим распорядиться.
Вероятно, сходные причины мешали и действительно думающим людям, зачем-то оказавшимся на тренинге, раскрыть свой потенциал критического мышления. Таким был, например, молодой человек по имени Ричард. Мы не знаем, что привело его на тренинг. Быть может, его серьёзность мешала ему найти общий язык с окружающими, да и лишний вес не способствовал популярности, а потому он чувствовал себя немного одиноким. Или ему просто из любознательности захотелось посетить это популярное среди молодых профессионалов мероприятие.
Так или иначе, в заключительный, четвёртый день тренинга Ричард почувствовал потребность высказаться. Тренер в тот день распинался о том, как разум человека напоминает последовательность пластинок, хранящих пережитые им мгновения как совокупности испытанных чувств и ощущений. Майкл называл такой набор записей «анатомией сознания».
Когда Ричарду предоставили слово, он сказал:
«Я по профессии стоматолог, и несколько месяцев назад в журнале «Наука» я прочитал об исследовании канадского нейрохирурга, который сказал, что каждый раз, когда он прикасался электродом к участку мозга пациента, находящегося под локальной анестезией, но в сознании, тот как бы полностью переживал событие, происшедшее с ним годы назад. Это выглядело так, словно проигрывалась пластинка – прямо как Вы говорите сейчас. Стимуляция электродом активизировала нечто, словно образовывавшее полную запись – пациент мог вспомнить мельчайшие детали, хотя эти детали не присутствовали в его сознании, поскольку событие произошло около двадцати лет назад. И, казалось, этих записей имелись тысячи – доктор никогда не знал, что скажет пациент, когда тыкал электродом...»
«Кажется, я просто несколько изумлён, что пару месяцев спустя после чтения той статьи, эст неожиданно даёт мне определение разума, которое действительно круто, за исключением того, что тот мужик из Канады, кажется, нашёл то же самое».
Можно сопоставить рассказ Ричарда с первоисточником – статьёй выдающегося канадского нейрохирурга Уайлдера Пенфилда, в которой говорилось:
«На поверхности человеческого мозга есть область, локальная электрическая стимуляция которой может воспроизвести последовательность из прошлого опыта. Эпилептическая активация в этой области может сделать то же самое. Словно магнитофон или киноплёнка со звуковой дорожкой были приведены в движение внутри мозга. Виды и звуки, а также мысли из прошлого снова проходят через сознание человека.
Время от времени в процессе нейрохирургической операции под местным наркозом, осторожная электрическая стимуляция в височной области слева или справа вызывала осознание пациентом, находящимся в сознании, некоторого прошлого опыта. Этот опыт словно выбирается случайно из его собственного прошлого, но возвращается к нему в подробных деталях. Пациент внезапно снова осознаёт те вещи, на которые он обращал внимание в тот далёкий отрезок времени. Воспоминание о последовательности переживаний прекращается внезапно, когда электрический ток выключается или когда электрод убирается от коры...
Пациент С.Б. заметил, когда электрод касался височной доли (правая верхняя височная извилина): «Вон там было пианино, и кто-то играл. Вы знаете, я мог слышать песню». Когда кора была стимулирована вновь без предупреждения, примерно в той же точке, у пациента был другой опыт. Он сказал: «кто-то говорит с другим человеком и упоминает имя, но я не могу его разобрать... Это было словно сон». Опять стимулируется та же точка, не информируя его. Он говорит тихо: «Да. «О, Мэри, о, Мэри». Кто-то поёт эту песню». Когда точка была стимулирована в четвёртый раз, он слышал ту же песню снова и сказал, что это была «песня из радиопрограммы».
Электрод был затем приложен к точке, расположенной четыре сантиметра вперёд на первой височной извилине. Когда электрод был ещё приложен, С.Б. сказал: «У меня возникло воспоминание. Я вижу здание компании Севен – Ап и пекарню Харрисона». Он видел, очевидно, две большие светящиеся рекламы в Монреале.
Хирург затем предупредил его, что собирается приложить электрод снова. Затем, после паузы, хирург сказал «вот», но не стимулировал. (У пациента не было возможности узнать, когда прикладывался электрод, если ему не говорили об этом, так как сама по себе кора лишена чувствительности). Пациент проворно ответил: ничего.
Женщина (Д.Ф.) слышала оркестр, играющий мелодию, когда электрод был приложен. Музыка прекратилась, когда электрод убрали. И вернулась, когда электрод был приложен снова. Когда её попросили, женщина промычала мелодию, сопровождая оркестр, в то время как электрод удерживали на месте. Это была популярная песня. Снова и снова, повторная стимуляция в том же самом месте давала ту же песню. Музыка всегда словно начиналась на одном и том же месте и проигрывалась в нормальном темпе. Все попытки дезинформировать женщину провалились. Она верила, что в операционной каждый раз был включён граммофон, и упорно отстаивала своё убеждение в разговоре несколько дней спустя после операции.
Мальчик (Р.В.) слышал, как его мама говорила по телефону, когда электрод был приложен к его правой височной коре. Когда стимул повторялся без предупреждения, он слышал свою маму снова в том же разговоре.
Когда стимул был повторён снова по прошествии некоторого промежутка времени, мальчик сказал: «моя мама говорит моему брату, что он одел куртку задом наперёд. Я прямо-таки могу их слышать».
Хирург тогда спросил мальчика, помнит ли он, как это случилось. «О да»,- ответил он,- «прямо перед тем, как я пришёл сюда». Когда его спросили, казалось ли это ему как во сне, он ответил: «Нет, это словно я впадаю в растерянность».
Дж. Т. закричал в изумлении, когда электрод был приложен к его височной коре: «Да, да, доктор. Теперь я слышу, как люди смеются – мои друзья в Южной Африке!»
Когда его спросили об этом, он объяснил причину своего удивления. Ему казалось, что он смеётся вместе со своими кузинами Бесси и Энн, которых он оставил в Южной Африке, хотя и знал, что теперь он находился на операционном столе в Монреале».
Получалось, Ричард сравнивал открытия Пенфилда, ставшие результатом многих лет обучения и совершенствования, а затем сложной и напряжённой работы на всём протяжении долгой профессиональной деятельности, с пересказом тренером эст досужих фантазий Вернера Эрхарда. Несомненно, последний был в известном смысле талантливым человеком, как торгаш, умеющий успешно продавать не только подержанные автомобили, но и фактически сотрясание воздуха на психотренингах. Однако ставить его в один ряд с Пенфилдом... Хотя, казалось бы, будучи образованным человеком (стать медиком, тем более стоматологом, в Пиндосии ой как непросто!), Ричард должен был более разумно относиться и видеть разницу... К тому же, публично восхищаясь формулировками Эрхарда, он дополнительно подкармливал его нарциссические амбиции.
Конечно, в этой ситуации Джонни было легко критиковать дантиста Ричарда. Но ведь и сам Джонни в своё время совершенно искренне говорил Леночке, как она перевернула его жизнь, как многое он понял и узнал благодаря ей. Но почему «благодаря»? Он же ничем на самом деле не обязан ей! Ведь у неё и в мыслях никогда не было сделать для него что-то хорошее. Всё, к чему она стремилась,- это решать свои чисто эгоистические задачи за его счёт, использовать его по максимуму. А потому ни о какой благодарности этой сучке не может быть и речи – только о возмездии, воздаянии, о том, чтобы как следует наказать эту мразь. Даже если её персонально в силу её личностной патологии это решительно ничему не научит, пусть его расплата с нею станет назиданием другим начинающим стервам.
А всё положительное, что он вынес из контактов с ней, было создано им самим. Да, ничего этого бы не было, если бы он её не встретил. Однако этот факт никоим образом не является её заслугой!
Эффект, сходный с тем, как Леночка воздействовала на Джонни, объясняет то, что можно было бы назвать положительным эффектом семинаров эст. Потрясение, испытанное человеком в ходе тренинга, заставляло его по-новому взглянуть на свою жизнь, выскочить из колеи, по которой жизнь его катилась не туда, искать нестандартные решения. Вероятно, это до некоторой степени созвучно тому, что имел в виду Эрхард, когда говорил («лезвие Вернера»): «Ваш разум так запутан верованиями и аргументами о том, что есть или могло бы быть или должно быть не так с вами, с миром или со всеми остальными, что вы не в состоянии даже чувствовать жизнь, не говоря уже о том, чтобы наслаждаться ею. А потому мы выбросим всю вашу систему верований, порвём вас на части, а потом соберём обратно».
В связи с только что сказанным примечательна сама аббревиатура эст. хотя Эрхард и его последователи настойчиво писали её строчными буквами, эст можно расшифровать как своего рода «электрошоковую терапию» (est = electric shock therapy, хотя специалистами для упомянутой процедуры в прямом значении обычно употребляется сокращение ECT = electroconvulsive therapy, т.е. электросудорожная терапия), словно «встряхивающую» пациента, переворачивающую его жизнь.
Как бы там ни было, далеко не все «пациенты» перенесли «лечение» посредством эст без серьёзных негативных последствий и смогли «собрать себя обратно», как показывают следующие примеры.

URL
Комментарии
2014-10-04 в 15:00 

Lubov-D
Johnny2k12, здравствуйте. Сегодня утром вы разместили объявление в Поиске дневников, но очень быстро его убрали. Возможно, вы не хотите общаться на территории этого дневника, но мне он показался очень интересным. Я сама была вовлечена в эзотерическую систему Кастанеды на протяжении 15 лет, правда заочно, и мне хотелось бы получать информацию о других сектах и психокультах. Кроме того, я веду сообщество атеистов, и хочу спросить, можно ли иногда постить в нем информацию из вашего дневника или сайта.

Знаете ли вы что-нибудь о Золотове? В 2001 году я посещала один эзотерический клуб, ведущий которого был учеником этого человека. Данных в интернете очень мало, фактически только одна статья, хотелось бы больше.

   

Психология необычных людей

главная